суббота, 31 октября 2015 г.

Процесс VS Результат: как до меня дошло… пока я шла

Выпускница Курса осознанного писательства, Ирина Рыжкова написала на курсе статью о том, как она научилась получать удовольствие от пути.


Он задал этот вопрос неожиданно, когда я думала, что все актуальные темы уже закрыты. Мы успели поговорить и о работе, где и он, и я предпочитали «выкапывать», а не «копать», и о персонале, который с упоением, как раз, «копает». Поговорили и о том, что делать с сотрудниками, которые считают, что получают свою зарплату за то, что они так усердно весь месяц «копали», забывая, что мерилом их результата все же является то, что они за этот месяц «выкопали»...

И вдруг он спросил:

— На работе все понятно: ставишь цели и достигаешь их. Идешь дальше... Опять цели. Опять «выкапываешь». Цель выше — результат выше. Я заточен на результат. Поэтому так многого добился. Ты знаешь, какая мысль все чаще сейчас не дает мне покоя: а в жизни что есть цель?

— Ух, ты... — выдохнула я.

— Ну, да, я понимаю, глобальный вопрос затронул. И все же... Сыновей родил, дерево посадил, дом построил... А дальше? Ну, дочку еще рожу. Ну, лес из деревьев посажу. Ну, каждый год в новый дом буду переезжать — чтоб лучше прежнего. Дальше-то что?.. Открою еще одну компанию. Сделаю из нее «конфетку». А дальше? Замкнутый круг какой-то. То ли цели у меня мелкие, то ли не понимаю я чего, но что-то теряю я интерес. Не нахожу ответа на вопрос «для чего это все?» и теряю... Ты вот как-то себе на этот вопрос уже ответила?

Ответила... Я себе так ответила  что мама, не горюй!

— Хочешь рассказку про то, как до меня дошло то, о чем ты сейчас спрашиваешь? У нас же есть минут пять?

— Ты уверена, что за пять минут с этой темой уложимся, — с улыбкой спросил он, привыкший к моим «рассказкам» и собравший уже целую коллекцию из них.

— Улоооожимся! — без тени сомнения подтвердила я и рассказала ему историю десятилетней давности...
...
Мы возвращались из Сан-Франциско, из «поездки выходного дня», во Фресно — город, ставший за месяц стажировки в калифорнийском университете совсем своим. И вот надо же было кому-то вдруг предложить: «А давайте, заедем в Секвойя-Парк! Тут рядом, практически по дороге!». Проголосовали «за!», и после горячо нелюбимых мною горных серпантинов, уже через полчаса радостно выпрыгивали из машин на заповедную землю Сьера-Невады.


Красотищща, конечно, вокруг — не передать словами! Но тут же, на входе узнаём, что «по техническим причинам» к секвойям — только пешком. И вообще — парк через два часа закрывается.

Не повезло, — усмехнулся наш колоритный, похожий на Ельцина, американский водитель, — километров пять по серпантину туда и столько же обратно, за два часа не обернетесь... Impossible...

Вот зря он это сказал. Вот это его «impossible» просто совершенно обратное действие возымело. Ну, как это «невозможно», когда мы в каких-то четырех-пяти километрах от цели, и у нас целых два часа. «Борис, ты не прав...» — сказал с узнаваемыми интонациями кто-то из наших, и мы пошагали в сторону парка.

Серпантин уверенно и круто заманивал нас в гору. Шли в темпе, понимая, что самая трудная часть пути — это дорога туда. Обратно, под горку, будет легче и быстрее. Прикинули, что надо дойти за час, тогда все успеваем: и насладиться секвойями, и передохнуть, и вернуться обратно. Шли с шутками-прибаутками, смотрели по сторонам и удивлялись уникальным панорамам, открывающимся с каждым новым поворотом.




Навстречу нам спускались счастливчики, которые уже побывали там. Они все, как один, улыбались, дружески приветствовали нас: кто-то аплодировал, кто-то поднятыми вверх большими пальцами посылал нам свои «лайки». И все старались как-то нас подбодрить, замотивировать: «Вам совсем немного осталось! Go! Go! Go! Держитесь! Дальше — легче! Это стоит того! Не сдавайтесь!»...

А мы и не думали сдаваться! При каждой встрече, немного сбавив темп, переводили дух, улыбались приветствиям, а потом опять упорно шли вперед...

И вверх...

На середине пути я вдруг поняла, что силы мои куда-то улетучились. Ноги стали тяжелые-тяжелые, дыхалка сбилась, сердце колотилось так, что кажется, отзывалось эхом в горах.

Я сначала виду не подавала — шла из последних сил, только стала тихонько отставать.

Так обидно вдруг стало: ну надо же — столько пройти и сдуться...

Начала себя подстегивать и поругивать... Жестко!

Потом — утешать и уговаривать... Заискивающе.

Потом захотелось плакать.

Сил не было совсем.

Шли молча.

Я — в тумане... Уже ни красОты, ни близость цели меня не радовали. Внутри — какая-то дикая борьба: с усталостью, с ногами, с болью, с отсутствием сил.

Борьба с дорогой.

Борьба с Собой.

Ругаю себя за свою неспортивность.

Стыжу за отставание.

Виню за то, что всех торможу.

Сержусь за то, что они могут, а я не могу.

Злюсь на свою слабость.

Загоняю себя на новый виток серпантина...

И в какой-то момент понимаю: все, сейчас сердце не справится и я умру. Решение мгновенно пришло: «так идти вперед я больше не хочу! ТАК идти вперед мне совсем не нравится!»
Из «так идти» или «перестать так идти» я выбираю «перестать».

Пе-ре-стать!

И вдруг сразу так легко стало! Только от одного этого решения, которым я сказала «да!» себе.
Перебираю ногами, еще плетусь вперед по инерции, а сама присматриваю место на обочине, чтобы сесть (или еще лучше — лечь!) в траву и дать отдых своему загнанному организму. И как по мановению волшебной палочки вдруг за поворотом на обочине меня встречает... скамейка.

— Не ждите меня, я остаюсь, — удивляю всех своим решением я, — И не спрашивайте ничего, и не уговаривайте, а то я сейчас разревусь... Лучше оставляйте мне свои сумки, снимайте с себя все лишнее и — вперед! На обратном пути заберете и меня, и вещи.
Народ у нас в группе чуткий — не стали мучить уговорами. Доктор прощупал мой пульс, и после его строгого вердикта («Так! Села и сидишь!») никто уже не приставал с предложениями: «Ну, может, потихоньку дойдем, а?»

Со мной на скамейке остались две дамских сумочки, ветровка и фотоаппарат в футляре на ремешке. Сижу...

Дыхание восстановилось. Опять начинаю ощущать Жизнь, видеть красоту вокруг. Опять начинаю радоваться пейзажам и уже пройденному пути.

Какое же счастье — принять себя и позволить себе быть!

Какое счастье — идя к Результату, наслаждаться Процессом, в каждом его моменте!

Вдруг доходит, что Путь и есть мой Результат.

Вдруг доходит, что Путь и есть Цель.

Не секвойи, к которым, загоняя себя, я шла, поднимаясь все выше и выше, а именно этот серпантин!

Вдруг доходит, что Жизнь и есть Цель.

Душа поет!!!

Этот серпантин так много мне уже дал, что секвойи меркнут в сравнении с полученным озарением!

Хотя...

Секвойи...

Конечно, неплохо было бы и до них дойти...

Это ж совсем рядом...

Минут пять всего прошло после приговора Доктора: «Сидеть-Не двигаться!»

А такое ощущение, что я — другая.

Прислушиваюсь к себе.

Ноги... Дыхалка... Сердце... Голова... Все системы неожиданно подтверждают мне, что «к полету готовы!»

«Перестать» — это же не значит «остановиться», — убеждаю сама себя я.

— «Перестать» — это начать действовать по другому! — поддерживает вдруг очнувшийся во мне психолог.

И я решаю: пойду! Только пойду по-другому! Вот сколько пройду, столько пройду. Успею — отлично: увижу, наконец, это чудо света! Не успею — тоже отлично: увижу, что же там, за очередным поворотом и встречу своих! Буду идти с удовольствием, буду наслаждаться каждым шагом своего пути. Моя цель — Путь!

Ну, и пошла...

Только теперь еще и с утяжелением (мы ж не ищем легких путей!) — две дамских сумки плюсом к моей, фотоаппарат на грудь, для противовеса, ну и кожанку чью-то на плечи. Иду смеюсь сама с собой просто в голос: налегке, значит, идти — это не то, а вот навешать на себя всякого добра — самое оно! И еще представляю, как забавно это со стороны выглядит... Иду и смеюсь.

Ноги — бодрые. Дышу легко. Сердце радостное!

Я — другая.

А серпантин — тот же...

Те, кто идет навстречу с интересом смотрят на меня: количество красивых сумок на одной мне, конечно, их удивляет, но виду не подают (мало ли у кого какие причуды в прогулках по горным дорогам) и по традиции дружески меня подбадривают и сообщают, что все — это последний поворот!

Из-за поворота появились мои. Они, на скорую руку впечатлившись секвойями, уже трусцой бежали обратно, беспокоясь о том, как я там на скамейке — дышу ли. А я — вот она — такая красотка, с тремя сумками и фотоаппаратом на шее. Что это была за встреча!!! С визгом! С радостным кружением! Как будто расстались не полчаса назад! Прошлись, конечно, по моей обвеске. Поржали. Тут же разобрали с меня все, даже мое. И повернули все вместе обратно («Ты должна это увидеть!») — к секвойям!



Да, это было фантастично! Да, это стало одним из самых удивительных мест, увиденных мною в жизни. Этот гигантский лес, эти, какие-то инопланетные, поляны с древними деревьями и пнями-великанами. Я рада, что побывала там. Но для меня это, затерянное в горных перевалах, секвойное царство стало больше, чем просто «заморским» впечатлением. Оно стало для меня «якорем» того состояния, которое я ощутила там, на скамейке, открыв вдруг для себя, что жизнь и есть цель.

— А работа — это лишь часть Пути, — улыбнулась ему в завершение своей истории я, — И «по работе» мне по прежнему важнее выкапывать, что и понятно... Просто это — совсем другая история.

Источник: "Жить интересно"

Следующий Курс осознанного писательства стартует уже 18 ноября. Осталось 7 мест =>

Комментариев нет:

fixedbanner
fixedbanner